Право на защиту или как следствие против Григорьева работает

Право на защиту или как следствие против Григорьева работаетДолгое, громкое дело о банкротстве «Донинвеста», последним владельцем которого выступал Александр Григорьев, до сих пор вызывает массу вопросов. Начиная от «определения» виновного и продолжая самим ходом расследования дела.Напомним, что Александр Григорьев стал собственником банка по приглашению его предыдущего владельца, Михаила Парамонова. Тот уже видел сложности «Донинвеста» и подыскивал людей, способных «оживить» структуру своими финансовыми вливаниями. А почему бы и нет? Григорьев решил, что можно вложиться в банк, а несколько позже затраты окупятся и вернутся сторицей. По факту все случилось не так. Вовремя избавившись от проблемного и находящегося на грани краха «Донинвеста», Михаил Парамонов предпочел исчезнуть. И тут, как по заказу, начались самые большие неприятности: проверки, инспекции, обнаружилось реальное финансовое положение банка. Понятно, что случиться такое по вине Александра Григорьева просто не могло, ведь он владел банком всего около трех месяцев. До такого состояния структуру можно было довести при длительной и разрушительной политике правления, особенно, при желании личного обогащения с использованием незаконных методов.Как уже известно, уголовное дело было заведено именно в отношении Александра Григорьева. Позже из него было выделено в отдельное производство новое дело. И что самое непонятное, так это оставление результатов ранее проведенных экспертиз в прошлом деле. Неужели эти материалы являются настолько «неудобными» для следствия? Как же в таком случае адвокат может защищать доверителя, если не имеет возможности предоставить сведения, позволяющие усомниться в виновности обвиняемого в совершенном деянии? В особо сложном деле Александра Григорьева использование всестороннего анализа и экспертиз крайне важно для вынесения законного и объективного решения. Само следствие признает необходимость таких материалов, однако, почему-то в полной мере не дает использовать обвиняемому право на защиту. А ведь работай принципы состязательности и законности в полной мере, можно смело предположить, что сегодня с большей долей вероятности обвиняемым по делу о «Донинвесте» был бы совсем не Александр Григорьев.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *