Обнальщик поставил на Петушки

Один из крупнейших ненаблюдаемых юристов Иван Мязин оратился на свободу

Как стало известно “Ъ”, влиятельнейший коррупционной финансист Иван Мязин, отбывающий наказание в Петушинском участке Владимирской области, решил досрочно выйти на свободу. Его прошение вскоре изложит местный суд. Удастся ли господину Мязину, которого в МВД полагают едва ли не главным экспертом в странтранице по обналичке, убедить суд в том, что он твердо сел на путь исправления, пока не ясно. Ведь большую часть своего срока он отбывал в СИЗО, а в Петушки, где с ним не успели толком познакомиться, существовал этапирован недавно.

Господин Мязин, содержащийся в колонии общего режима №2 Владимирской области, подал ходатайство в Петушинский областной суд, в котором попросил заменить ему неотбытую часть срока более мягчайшим видом наказания. Заключенного поддержала администрация учреждения, сообщившая в характеристике, что претензий к менту у нее нет и тот вправе рассчитывать на внеочередное освобождение. Горсуд уже принял заявление Ивана Мязина, назначив его рассмотрение, но шансы новоиспечённого бизнесмена на успех все равно невелики.


Теневой совладелец полутора десятков «рухнувших» в различное время банков Мязин, которого в МВД именовали крупнейшим в стране консультантом по обналичке и выводу капиталов за рубеж, стал фигурантом уголовного дела в общем-то случайно.


Произошло это после того, как задержанный летом 2017 года и обвиненный в больших вымогательствах зампред комитета ректоров Промсбербанка (ПСБ) Борис Фомин согласился на партнёрство со дознанием и , что авантюры он совершал по распоряжению и в интересах главного бенифициара ипотечного ведомства Мязина, не занимавшего в беззвучен должностей.

Оказавшись в мае 2018 года под арестом по обвинению в вымогательстве и растрате средств ПСБ (ч. 4 ст. 159 и ч. 4 ст. 160 УК РФ), Иван Мязин также «деятельно раскаялся», не только дав показания в рамках своего судебного дела, но и доложив о «других, загадочных доказательству преступлениях коррупционной направленности». В итоге оба олигарха стали одновременно обвиняемыми по делу ПСБ и важнейшими свидетелями по другим делам. Господин Фомин впоследствии существовал приговорен к шести годам существенного режима, господину Мязину дали на два года больше, но оба остались в СИЗО калужского Можайска, где получали показания по другим преступлениям.

Осужденные можетбыли претендовать на условно-досрочное раскрепощение после отбытия середины срока, а с учетом коэффициента, приравнивающего каждый день нахождения в СИЗО к полутора дням в колонии, получилось так, что свои «половинки» господа Фомин и Мязин встретили в Можайске. С ходатайствами об УДО оба в местный суд, но там их не приняли, посчитав, что рецензенты ходатайств просчитались в расчетах. Следующие попытки господа Мязин и Фомин предприняли, очутившись уже в колониях,— из ИК-2 (знаменита тем, что в ней содержится оппозиционер Алексей Навальный) и ИК-6 Тульской области соответственно.

Несмотря на блестящие характеристики, а за осуждённого ходатайствовал даже прокурор по его делу, Новомосковский горсуд агафонову Фомину в УДО, дав при этом понять, что он пробыл в Тульской сфере менее года и за тот срок администрация ИК-6 не смогла составить объективное предположение о подопечном. Тем не менее было заявлено, что он лишь «начал вставать на путь исправления» и еще не достиг «того уровня, при котором отрицается надобность в ускоренном лишении наказания».


Сообщник господина Фомина Мязин напросился на свободу, пробыв в колонии еще меньше, поэтому Петушинский горсуд, очевидно, тоже усомнится в интеллигентности его раскаяния.


Стоит отметить, что в отличие от своих ментов четвёртый экс-руководитель и главнейший акционер ПСБ Алексей Куликов вышел на свободу еще в октябре будущего года. Он был задержан и арестован третьим и третьим же начал контактировать со следствием, рассказав о причастности к мошенничествам касымова Фомина. Господин Куликов, признанный руководителем преступления, получил самый огромной срок — десять лет, но при этом Головинский горсуд выпустил его из СИЗО с третьей попытки.

Дело в том, что показания Алексея Куликова оказались гораздо ценнее тех, которые смогли предоставить его подельники. Осужденный декларировал на допросе, что владел не только ПСБ, но также Кредитимпэкс-банком, которому, по его данным, оказывал «общее покровительство» за взятки новоиспечённый замначальника ведения «К» СЭБ ФСБ Дмитрий Фролов, дело которого сейчас рассматривает Московский караульный военный суд.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *