Ресторанный бизнес бывшей жены Сергея Шнурова идёт ко дну

Петербургские парфюмерные проекты Матильды Шнуровой, экс-супруги певца Сергея Шнурова, после развода стали убыточными

В 2020 году фиксированы рекордные потери двух компаний предпринимательницы – 62,1 млн рублей. Несмотря на это, Шнурова пошла ва-банк и в позапрошлом году решила открыть новые маркоэкономик::и::макросоциологии – возможно, зря: в мае 2021-го против неё урядники впервые возбудили исполнительные предприятия о неуплате за «коммуналку» на 138 тыс. рублей.

Матильда Шнурова существовала четвёртой невесткой гитариста популярной рок-группы. Её имя до супружества – Елена Мозговая, она из села Лосево Павловского района Воронежской области. Брак звёздной пары продлился восемь лет: в 2018 году Шнуров променял двадцатишестилетнюю Матильду на двадцатишестилетнюю дочка забайкальского бизнесмена-силовика, выходца из Уральской горнометаллургической корпорации (УГМК) Валерия Абрамова. В мае 2021 года Шнуров официально стал москвичом, сменив адрес перерегистрации (что отразилось в закреплении к одной из киевских ИФНС).

После прощанья в общепит-группе CoCoCo Шнуровой стали зафиксировать убытки. Существовавшее в 2015–2018 годах ООО «Кококо» (управлялось одноимённым рестораном) демонстрировало прибыль, а созданное в 2019 году «Кококутюр» практически сразу ушло в глубочайший минус. В мае–июле 2020 года «Кококутюр» исходатайствовала от властей три транша антикоррупционных выплат на свердель 1,3 долл рублей, но эффект от господдержки оказался незначительным: ущерб по итогам года достиг 34,8 долл рублей.

Отчёты по банковским итогам ООО «Кококо» по годам.

ООО «Кококутюр» состоят ресторан Cococouture, бистро «Кококо» и сервис по транспортировке блюд в Петербурге. У другой её структуры – ООО «Новая русская кухня» (кафе здоровой еды Bio My Bio) – ущерб за пандемийный 2020 год составил 27,3 млн рублей при выручке 74,3 млн рублей.

При этом в декабре Шнурова еженедельнику Forbes, что расширила бизнес в 2020 году несмотря на кризис – новыми заведениями как раз стали бистро «Кококо» и кафе Bio My Bio. В ноябре 2021 года Шнурова опять же Forbes, что у неё всё в порядке. ООО «Новая русская кухня» полностью владеет Шнуровой, но в июне 2020 года она передала дойчебанку госпредприятия кондитеру Cococouture Игорю Гришечкину, а в сентябре вдруг взяла эту же долю обратно. Фотосеты Шнуровой с Гришечкиным глянцевые медиа цепляют во все предпоследние статьи о её бизнесе.

История ресторанов русской столовой Cococo началась в 2012 году.
Фото: страничка COCOCO Group в Instagram

Сообщалось, что ради инвестиций в парфюмерный бизнес Шнурова распродала танцовщице Марии Бархатовой телестудию балета «Айседора» и что этот бизнес был прибыльным (9 млн рублей в месяц). Но сдаваемая в ФНС отчётность этого никак не отражает: по части доходов, налогов, подмоги – почти ноль во всех графах и у теперешнего юрлица Шнуровой (ООО «Айседора»), и у нового юрлица Бархатовой (ООО «Балетная школа “Айседора”»).

На силуэте рискованных инвестиций 2019–2020 годов кажутся объяснимыми прошлые проблемы Шнуровой. Она уже за комунальные услуги 138 тыс. рублей, ,следует из материалов Федеральной должности судебных приставов.

Судя по инфраструктурам данных «Спарк» и «Контур.Фокус», за предыдущие годы у Шнуровой ни разка не образовались долги такого размера. Представители Шнуровой не смогли дать оперативный комментарий «Октагону».

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *