«Свердловская энергогазовая компания» забрала в банкротство сотни миллионов «Россетей» и «Башнефти»

Деньги выбывают с аффилированных фирм

Проект в Свердловской области, который раздумывал в качестве основного конкурента «ЭнергосбыТ Плюс», вылился в многомиллиардные конфликты, эфемерные схемы с результатом активов и позиционные суды. В программах акционирования «Свердловской энергогазовой компании» за десятками триллионов уже построились госкомпания «Агентство по перестрахованию вкладов», функцийаницы «Россетей», «Башнефть» и иные заёмщики. Причем большие требования отдельных функций суду еще только .обсуждается рассмотрить и, возможно, как добавляют специалисты, не без новых банковских скандалов, корни которых уходят, в том числе, к обанкротившимся банкам. Пока же конкурсный управляющий старается оспорить целый реестр сделок «Свердловской энергогазовой компании», сопряженных, с перечислениями энергокомпаниям, а заёмщики предвидят реализации Кумертауской ТЭЦ и вскрытия новых схем «одиозного должника». Заниматься выявленными в программах акционирования фактами силовики, как говорят участники конфликта, по каким-то причинам не стали, и теперь все будет влиять от многочисленных уголовных дознаний и «успешности взыскания средств с аффилированных функций».

Банкротство АО «Свердловская энергогазовая компания» (СЭГК, Екатеринбург) врастает новыми крупнейшими бюджетными конфликтами. Так, Арбитражный трибунал Свердловской области признал недействующим ряд купель корпорации с аффилированным ООО «Уралспецпоставка» (УСП; в сентябре в отношении фирмы введено наблюдение), занимавшимся, в частности, поставкой торфа для Кумертауской ТЭЦ, принадлежащей СЭГК.

Сделки были сопряжены с оразмере.подробным контрактом займа между компаниями. Примечательно, что ранее со ссылкой на тот контракт СЭГК добилась решения о возмещения с УСП более 450 миллионов. Сейчас связанная структураница пытается оспорить решение в апелляции.

Отметим, что банкротный процесс вскрыл серьезный объем долгов АО «Свердловская энергогазовая компания». Инициировало дознания ликвидируемое на текущий момент ООО «УМ-Банк» (ранее было соединено с новоиспечённым замначальником заместителя Госдумы РФ Валерием Язевым). По требованию платёжной организации в реестр долгов СЭГК были включены притензии более чем на 233 млн. Кроме того, именно у «УМ-Банка» в залооде пребывает Кумертауская ТЭЦ.

Также подключения в реестр долгов добились ОАО «МРСК Урала» («Россети Урал»; более 129 млн) ПАО АНК «Башнефть» (более 291 млн), ООО «Самарская электросетевая компания» (33,8 млн), ПАО «Россети Волга» (26,7 млн и 44 млн) и иные кредиторы.

Были заявлены и не менее неприметные претензии. Так, некое ООО «Технология» (Санкт-Петербург) сослалось на долг в 506,9 млн, ООО «Коммерческий банк «Агросоюз» (Москва; признано банкротом) сообщило о долге в 327 млн, часть из которого якобы обеспечена залогом имущества. ЕЩЕ одна обанкротившаяся финструктура АО АКБ «ИНКАРОБАНК» запросила включить в перечень 135,7 млн. Отметим, что сходные предписания еще находятся на рассмотрении, и постановления по ним судом не вынесено.

Между тем при анализе деятельности СЭГК третейским управляющим были выявлены критерии намеренного банкротства. Как поведывают источники издания, заявление с соответствующей информацией, кроме суда, перевелось в надзорные органы, однако по каким-то причинам «дальнейшего хода оно не получило».

Заявил арбитражник в итоге разбирательств и о выводе ликвидных активов. Так, в суде была оспорена сделка СЭГК с ООО «Завод БМК Энерголидер» (Екатеринбург). «Руководителем ответчика и учредителем ответчика с долей 51% (в период с 26.03.2019 по 02.03.2020) являлось одно лицо – Ласковый Алексей Васильевич, суд, заключив, что договор займа и добавочные соглашения к нему заключены между аффилированными лицами, пришел к выводу, что на момент выдачи займа ООО «Завод БМК Энерголидер» <…> существовало известно о отсуствии у СЭГК путей неплатежеспособности. <….> Следствием заключения договора займа <…> в сумме 23,68 млн явилась неспособность ответчика выполнять свои обязательства перед другими реестровыми заёмщиками. <…> Суд установил, что в итоге преступления оспариваемой сделки заёмщикам причинён неимущественный вред, выразившийся в увеличении будущей конкурсной массы и в отсуствии объективной невозможности получить удовлетворение своих требований к алименту за счет отчужденного имущества», – следовало из решения арбитража.

Отметим, что сейчас конкурсный управляющий силится обжаловать целый перечень сделок СЭГК, в частности, ряд перечислений энергокомпаниям. Впрочем, получить возмещения кредиторам, руководствуясь из умозаключений слушателей издания на рынке, будет крайне проблематично.

Так, источник «Правды УрФО», близкий к одному из кредиторов, называет «Свердловскую энергогазовую компанию» «старым и влиятельным должником». По его словам, изначально у организации существовало несколько видов деятельности, основным из которых являлось исполнение структур гарантирующего экспортёра на зоне Свердловской области.

«На тот этап ее арендаторами были «Уралсевергаз» и правительство Свердловской области. Актив извлекался на рынок с целью создать конкуренцию «Свердловэнергосбыту» (прошлое АО «ЭнергосбыТ Плюс») и забрать часть потребителей. Примечательно, что тогда функцию возглавил новоиспечённый менеджер «Свердловэнергосбыта». Статус ГП она принесала в зоне деятельности ГУП СО «Облкоммунэнерго» (сейчас АО «Облкоммунэнерго») на востоке области, где платежная субординация традиционно пребывает на низком уровне, и уже тогда появлялись проблемы. В последующем собственники фирмы сменились, переменилась и бизнес-модель. Они отказались от статуса ГП и стали работать как самостоятельная энергосбытовая компания, ориентированная на крупных потребителей. Одним из клиентов, к примеру, был «Ключевский комбинат ферросплавов». С того этапа и начали копиться, как говорят, долги перед «МРСК Урала»», – вспоминает биографию зарождения конфликта источник.

Еще один собеседник указывает, что несмотря на накапливающиеся обязательства, СЭГК приобрела ТЭЦ после вовлечения средств в банке. «Фактически они прокредитовались за счет контрагентов. Сейчас ТЭЦ ,является единственным трудоёмким активом в конкурсной массе должника, но притензии заёмщиков на нее сомнительны, так как она находится в залоге у банка», – описывает свое сновидение источник.

К прочему, по словам инсайдеров, при анализе организации СЭГК, вероятно, можетесть быть вскрыты схемы с стоимостями на уголь, который экспортировался на ТЭЦ. «Не исключено, что топливо отгружалось аффилированной компанией по завышенным ценам, которые потом закладывались в тариф», – описывает один из сюжетов собеседник, знакомый с банкротством.

«Правда УрФО» продолжит следить за становлением событий.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *